Опасный долг египтолога

Д-р Моника Ханна, египетский археолог, открыла миру глаза на то, что происходит в некрополе Абу Сир эль-Мелек. «Собаки грызут там человеческие кости, дети копаются в земле в поисках керамики и расписных саркофагов. Это кошмарно!» – говорит Ханна, ставшая одним из лидеров движения за защиту египетских древностей от разграбления.

Репутация борца за правду и высококлассного археолога уже закрепилась за Моникой Ханной далеко за пределами её родины – Египта. Впрочем, иметь сейчас такую репутацию – опасно. Когда она с несколькими журналистами вела фотофиксацию того, как разграбляется древний некрополь, к ней подбежало несколько мужчин, вооружённых автоматами. «Я слышала, – говорит Ханна, – как один из них сказал: “избейте её и отнимите у неё камеру”».

Пока бандиты замешкались, а журналисты стали звонить в полицию, девушка успела спрятать карту памяти от фотоаппарата под блузку. После 45 минут ожесточённых споров и угроз, её всё-таки отпустили.

«Местные жители, вовлечённые в процесс грабежа, не хотели, чтобы в сети появились фотоснимки этого кошмара, – объясняет Ханна. – Тогда их бизнесу придёт конец».

Этой очаровательной молодой женщине всего лишь 30 лет. Именно она стала лидером движения за спасение египетских древностей в постреволюционном Египте. Она частая гостья в программах египетского телевидения, она открыто спорит с государственными чиновниками, она привозит журналистов в разграбляемые археологические зоны, в целом – делает почти невозможное, причём успешно, вдохновляя других молодых египтян спасать наследие своей страны.

«Она замечательный человек, революционерка в подлинном смысле этого слова, – говорит европейский археолог Найджел Хезерингтон. – она появилась вовремя, чтобы объяснить ворам и их пособникам истинные чувства многих египтян, которые дорожат своим наследием».

Когда Монике исполнилось 14 лет, она пошла на школьную экскурсию в Египетский музей, в залах и подвалах которого хранится лучшая в мире коллекция египетских древностей, включая знаменитые сокровища Тутанхамона. «Я прокралась в лабораторию, где изучают мумии, – рассказывает Ханна, – и увидела её директора за работой. Я была невероятно впечатлена и спросила его, могла бы я прийти и хоть чем-то помочь».

Дважды в неделю она приходила после школы в музей и помогала. Уже через год она могла ассистировать во время реставрации мумий. «Я помогала восстановить пальцы на ноге мумии Тутмоса III» – фараона, правившего Египтом более трёх с половиной тысячелетий тому назад. Закончив Американский университет в Каире, изучив несколько европейских языков, она защитила диссертацию в университете Пизы (Италия) и продолжила заниматься египтологией в Гумбольтовском университете в Берлине.

То, что она делает, не всем по вкусу. Ей часто звонят анонимы с угрозами. «Говорят, что меня подкупили иностранцы, что я – шпионка, или же, что я делаю всё это исключительно ради личной славы». Полицейский сообщил дяде Моники, что она должна остановить свою деятельность, потому что «она беспокоит слишком больших людей».

Ханна считает, что её карьера, возможно, под угрозой. «Возможно, в будущем мне не дадут разрешения работать в археологических зонах. Но, это всё двойные стандарты и мне важна истина. Если я не буду говорить о том, что происходит, я не буду иметь морального права учить своих студентов своему делу – делу сохранения памятников египетскйо древности. Это невозможно».

Сейчас Моника работает с тремя группами, мониторящими археологические зоны Египта. Благодаря созданным сайтам и страницам в социальных сетях все свидетели, желающие остаться анонимными, могут переслать энтузиастам данные или фотографии повреждённых памятников. Значение того, что делает Ханна очень велико, так как многие европейские археологи молчат, боясь потерять право на работу в Египте, а инспекторов-египтян, сообщающих о фактах грабежей, часто попросту игнорируют.

«Если мы, египтяне, не защитим своё прошлое, то кто это сделает?» – задаётся она вопросом. «Её работа, сделанная превосходно, важна не только для самого Египта, но и для всего мирового сообщества» – говорит Салима Икрам, профессор египтологии Американского университета в Каире, научившая когда-то Монику Ханну постигать прошлое своей великой родины.